Лекции по истории искусства

История искусства
Искусство Древнего Египта
Искусство Древнего Рима
Искусство Византии
Готическое искусство
Искусство эпохи Возрождения
Высокое Возрождение
Искусство Барокко
Искусство рококо
Искусство эпохи Просвещения
Живопись импрессионизма
Искусство европейского модернизма
Русское искусство
Искусство московской Руси
Изобразительное искусство
Живопись
Импрессионизм
Техника живописи
Анималистический жанр
Стили и направления в искусстве
Символизм
Ар Нуво
Модерн в декоративно-прикладном искусстве
Фовизм
Экспрессионизм
Кубизм
Футуризм
АБСТРАКТНОЕ ИСКУССТВО.
РОЖДЕНИЕ СУПРЕМАТИЗМА
ПОСТСУПРЕМАТИЗМ
Дадаизм
Движение Дада в Ганновере
Метафизическая живопис
Сюрреализм
ЛУЧИЗМ Одна из версий русского авангарда
БАУХАУЗ
Высший художественнотехнический институт
АБСТРАКТНЫЙ ЭКСПРЕССИОНИЗМ В США
ТАШИЗМ
Оп арт
Кинетическое искусство
Попарт
Гиперреализм (фотореализм)
Акционизм в искусстве
ВИДЕОАРТ
Биографии художников
БААДЕР, Иоганнес
ТЦАРА, Тристан
АРП, Жан (Ганс)
Сальвадор Дали
Лисицкий
ГАБО, НАУМ
Филип Перлстайн
Таммик
Лучишкин Сергей Алексеевич
Борис Николаевич Яковлев
ДЕЙНЕКА Александр Александрович
ПИМЕНОВ ЮРИЙ ИВАНОВИЧ
Этторе Соттсасс
История искусства в России
Медиаискусство
Московский концептуализм
Минималистская эстетика в СССР
Социалистический реализм
СОВЕТСКАЯ ЖАНРОВАЯ КАРТИНА
Круг художников
НЕОРЕАЛИЗМ
СУРОВЫЙ СТИЛЬ

Видеоарт и медиа.

 '''Медиаискусство''' — это вид искусства, произведения которого создаются и представляются с помощью современных информационнокоммуникационных, или медиа, технологий, преимущественно таких как видео, компьютерные и [[мультимедиа]] технологии, [[интернет]].
Часто в отношении отдельных групп произведений также используются общие определения «искусство новых медиа», «электронное искусство», «цифровое искусство».


Медиаискусство включает в себя несколько жанров, варьирующихся в зависимости от типа используемых технологий и формы представления произведений, которые, как правило, определяют как: видеоарт, медиаинсталляция (иногда также медиаскульптура), медиаперформанс, медиаландшафт или медиасреда, сетевое искусство, интернетарт или нетарт (иногда также вебарт), саундарт. Однако типология жанров и форм медиаискусства может не ограничиваться этим списком, так как это чрезвычайно гибридный в техническом и методологическом отношениях вид искусства, интенсивно развивающийся вместе с эволюцией технологий.

 Из множества тем, затронутых видеохудожниками в их работах особо интересны работы посвященые теме новых медиа. Со времён возникновения видеоарта для видеохудожников тема медиа всегда была приоритетной. И дело тут даже не столько в том, что сама технология видео оказалась чрезвычайно подходящей именно для работы художников с медиа (c телевидением, радио, СМИ). Именно в этой области видеоарт смог найти свою специфику, основанную на особого рода диалогичности или итерации. Выставка “Американское видеоискусство в начале третьего тысячелетия” продемонстрировала особый интерес молодых видеохудожников именно к эстетике новых медиа телевидения, радио и других СМИ. Анализируя способы воздействия телевидения на сознание современного человека, видеохудожники,о которых пойдёт речь далее, использовали эти приёмы как элементы художественного языка своих видеопроизведений.

 Восприятие этих видеоработ связано с последовательностью стадий во времени, в ходе которых, непрерывно изменяясь и взаимодействуя со зрителем, формируются, разрабатываются, подвергаются разрушению особые образыконцепты. Обозначим их как мемобразы.

 Для того, чтобы обьяснить, как видеохудожники работают с мемобразами, необходимо обратиться к медиа теории, в частности, можно сослаться на американского исследователя медия Дугласа Рашкоффа. В своей книге “Медиавирус. Как попкультура тайно воздействует на ваше сознание” исследователь медиа Дуглас Рашкофф, отмечая, насколько сильно люди стали вовлечены во взаимодействие с медиа, заключает: “Непрерывно расширяющиеся медиа стали настоящей средой обитания пространством, таким же реальным и, по всей видимости, незамкнутым, каким был земной шар пятьсот лет назад.”

 Отмечая важность информации как строительного материала, “материи” новых медиа (телевидения и телевизионного зазеркалья) Рашкофф подчёркивает, что движущими силами его являются так называемые “мемы” – особые идеи и образы, концепты. Мем может представлять собой: “событие, изобретение, технологию, систему идей, музыкальную фразу, визуальный образ, научную теорию, сексуальный скандал, стиль одежды или даже попзнаменитость— главное, чтобы его оболочка, привлекала наше внимание”.

 Мем “вводит в инфосферу скрытые в нем концепции в форме идеологического кода — это не гены, но их концептуальный эквивалент. Подобно настоящему генетическому материалу, эти мемы воздействуют на то, как мы строим бизнес, обучаемся, взаимодействуем друг с другом — даже на то, как мы воспринимаем реальность” . Наилучшим примером комплексных мемов могут служить религиозные или политические доктрины. На основе всевозможных мем функционируют телевидение и прочие СМИ.

 Чтобы мемы могли воздействовать, они должны восприниматься людьми, как нечто неподдельное, реальное, то есть их содержание должно быть  неотделимо от социальной реальности. Мемы не терпят внутренней и внешней противоречивости и разрушаются, если таковая вскрывается. Принцип действия мем базируется на их способности “переупаковывать и подвергать вторичной переработке” образность других медиа, “использовании уже отработанной другими медиа образности и разрушении зрительских стереотипов восприятия этой образности”. 

 Видеохудожники поощряют зрителей выстраивать связи в видимом хаосе медиавселенной. Их творчество направлено на прямое участие, обратную связь и итерацию. Рашкофф заключает: “Бомбардирующие нас информация и образность должны быть объединены в единую историю. Для этого нужно научиться воспринимать медиа как то место, где мы можем играть с мыслью, деконструируя образы медиа и постигая, как они на нас повлияли”.

 Таким образом, художественные обьекты видеоарта не представлены в реальности, не предметны, не видны непосредственно, невооружённым взглядом. Они суть – концентрированные идеи, концепты, место обитания которых человеческое сознание. Здесь, повидимому, прослеживается связь видеоискусства и концептуализма Дж.Кошута и Д.Хюблера. 

 Как известно, концептуальное искусство наиболее радикальное направление в рамках авангарда второй половины ХХ века, объявившее в своей эстетической программе, что произведение искусства вообще не следует понимать как предметно артикулированное, "искусство не имеет ничего общего с каким бы то ни было конкретным объектом". Согласно позиции концептуалистов, современное искусство может выполнить свою культурную миссию, лишь отказавшись от своей традиционной "морфологии", т.е. от принятой классическим искусством презумпции необходимости воплощения идей художника в материале: "физическая оболочка должна быть разрушена, ибо искусство это сила идеи, а не материала".

 Однако, видеоарт возвращается к необходимости фиксирования и воплощения  идей художника в материале. И этим материалом становится человеческое сознание. Именно здесь видеоискусство формирует свой художественный язык.

 Одновременность отображения на экране, воздействия отображемого на экране события на сознание зрителя и возможность анализа, оценки зрителем этого воздействия – уникальное качество видеоарта. “Действование” видеофильма переносится с экрана непосредственно в сознание зрителя. Более того, для анализа этих видеофильмов важнее становится воздействие на сознание зрителя, нежели то действие, которое происходит на экране.

Нам Джун Пайк

 (от англ. Nam June Paik) (1932—29 января 2006) — американокорейский художник, основатель видеоарта. Родился в Сеуле. Изучал философию и музыку в Токио — темой его диссертации было творчество Арнольда Шёнберга. В 1965 прошла первая персональная выставка. Телевизоры стали излюбленным материалом творчества Пэк Нам Джуна. Из «ящиков» художник собирал самые разные конструкции: роботов, каждая часть тела которых показывала свою картинку, и виолончель, на которой в одном из перформансов Пэка играла обнажённая музыкантша. За это «оскорбительное для нравов» представление художник в целомудренные 60е был даже подвергнут аресту. Одной из самых знаменитых работ Пэка является видеоинсталляция «ТВБудда» (1974), представляющая собой телевизор, перед которым сидит Будда, созерцающий на экране собственное изображение, непрерывно транслирующееся в прямом времени с видеокамеры. В 1996 перенёс инсульт. В 1998 получил Премию Киото. Умер в Майами.

 

Концепция — система взглядов, понятий, представлений о какомлибо предмете, являющаяся «образным ключом» к пониманию конкретной проблемы, определяющая методы и способы ее решения. Художественная концепция — система художественных идей, убеждений, взглядов художника (идеологии) и творческого метода, способов и приемов работы.

 В более широком значении любое художественное, образное мышление является концептуальным — оно не может быть иным по определению. Термин «концептуальное пространствовремя» является ключевым для традиционного изобразительного искусства. Художественное изображение, в отличие от натуралистического подобия физического пространства, создает особое изобразительное, или концептуальное (мысленное), пространство с иными, не совпадающими с природными по направленности и протяженности, пространственными и временными измерениями. Показательно, что именно кризис «пространственных систем», исчерпанность традиционных способов и приемов художественного  преображения пространства, начавшиеся в постимпрессионизме, способствовали общему кризису искусства в конце XIX в. и породили движение авангарда.

Термин «концептуализм» появился в 19611963 гг. в США и Англии для обозначения нового течения авангардного искусства, в котором традиционное понятие искусства заменяется «артдеятельностыо», соединяющей в себе методы философии, лингвистики, эстетики и даже математики. При этом была констатирована «смерть» традиционной философии и искусства. Взамен изобразительной деятельности по воплощению художественной  идеи в материале зрителю предлагается сам «концепт» — идея вещи, явления, предмета искусства, но не в изображении, а в документальном виде — в форме артефакта (материального объекта), сопровожденного документальными материалами: текстами, фотографиями, отрывками из энциклопедических  изданий, чертежами. При этом артефакт является только приложением к справочному материалу. В отдельных случаях «концептуальные акции» сближаются с формами дадаизма, попарта, инсталляции, перфоманса, лайфарта.

Постмодернистское определение концептуализма парадоксально. Согласно теории философа Р. Барта, концептуализм есть «нинизм» («ни то ни сё»). Он имеет дело не с предметным миром обыденных вещей и даже не с идеями, а с «отношениями между идеями». В отличие от обычного идеализма, отводящего искусству место не в материальной действительности, а только в духовной реальности, «новый концептуализм» утверждает полную ненужность творчества: искусство есть бессмысленное дополнение к миру, в котором тот не нуждается

Течение концептуализма считается переходным от авангарда к постмодернизму либо первой стадией культуры постмодернизма. В 1960х гг. сложилось понятие «концептуального дизайна», обозначавшее  методы глобальногосистемного проектирования, выходящего за границы традиционной технической эстетики и гармонизации форм промышленных изделий.

Минималистские конструкции, служащие лишь только в качестве демонстрации ритмических или масштабных соотношений и пропорций, подчиняющихся определенной мысли, правилу, дали толчок развитию концептуализма, стремящегося представить в качестве произведения невидимые, умозрительные идеи, «концепты». Многие минималисты перешли в стан концептуалистов.

Противоречие между вещественностью и бесплотностью концептуализм разрешил в пользу дематериализации. Концептуализм воспринял присущую минимализму манеру строить композицию таким образом, что она меняет свою конфигурацию и вид в зависимости от точки зрения, переводя ее из физической в мыслимую сферу. В 1969 году Д. Джадд выставил композицию «Без названия», состоящую из четырех коробчатых фигур контейнеров без торцовых стен размером 122x152x152 см, расположенных по типу туннеля с небольшими интервалами. Их блестящая поверхность развеществляла отражаемые предметы; изнутри короба были покрыты темносиней пластмассой, задерживающей свет. Синее пространство превращалось в черное, если взгляд приходился на затемненный конец конструкции. Противоречие между бесплотным зеркальным и темносиним плотным, между «втягиванием» глаза и его отталкиванием разрешалось возникновением как бы балансирующего, двусмысленного образа. И если считать, что Джадд подчеркнул ценность идеи внутреннего пространства, то в работе «Без названия» можно видеть протоконцептуалистское произведение.

Предшественником концептуального искусства также можно назвать калифорнийского художника Эда Руша.В 1966 году Руша издает портфолио офсетных литографий «Каждый дом на Сансетстрип», представляющее длинную развертку калифорнийского бульвара, основная часть бумажного листа не занята изображением, а чиста, как пустой асфальт, здания же, как и положено, располагаются у краев, «на обочине» бумаги.

Концептуализм не касался вопросов формы и более того, относил  себя к сфере антиискусства. Его деятельность протекала в сфере художественного мышления, понятий, идей, концепций, проектов по аналогии с наукой.

Антиискусство, упраздняя художественное произведение, мифологизирует фигуру художника. Американский ученый Д. Фрэнк отмечает в качестве ведущих тенденций современной культуры усиление в ней рефлексивного начала, преобладание «плоскости во всех видах изобразительного творчества». Развитие изобразительного искусства, да и других видов творчества идет по пути все большей специализации, отделяющей исполнителей от «идеологов», выдвигающих идеи, концепции, программы создания художественного произведения. Очень часто скульпторы и монументалисты только наблюдают за реализацией их проектов так же, как архитекторы и дизайнеры, композиторы и сценаристы. Идея, концепция произведения приобретает самостоятельную ценность, такую же, как в научной деятельности.

Телевидение резко расширило сферу художественных поисков, сблизило художественные и документальные средства отображения жизни. Воспринимаемое в качестве ретранслятора информации, некого окна в мир, оно ввело в оборот гибридные формы художественных произведений, где комментатор разъясняет смысл события, показываемой пьесы или ведет репортаж с художественной выставки. Телевидение утвердило тип комментатора, так сказать, переводчика языка жизни на язык голубого экрана, сделало его ключевой фигурой современной культуры, усилило в ней моменты интерпретации, разъяснения, объяснения, которые ранее были в основном достоянием ученых, экспертов, критиков, специалистов. На первый план выдвигается не столько само событие или визуальная информация, сколько разъяснение, текст и контекст.

В концептуализме художник становится комментатором собственного творчества, зачастую заменяя или беря на себя роль художественного критика или теоретика.

Изучением влияния электронных средств массовой коммуникации на современное общество начиная с 50х годов занимается Маршалл Маклюэн. В ведении к книге «Механическая невеста: Фольклор индустриального человека» (1951) Маклюэн указывает на то, что современный фольклор является продуктом интеллектуальной деятельности огромной армии профессионалов: рекламных агентов, писателей, сценаристов, художников, режиссёров, дизайнеров, журналистов, учёных и т. п. Особое значение при этом приобретает форма подачи информации: процесс одновременного аудиовизуального впечатления имеет такую силу, что зритель просто не может рационально мыслить и критически воспринимать эту информацию. Задача Маклюэна в этой книге сводится к показу скрытых форм воздействия на массовое сознание в различных формах массовой коммуникации: рекламе, телевизионных передачах, кино и т. п.

В середине 60х годов в «цех» живописи влился отряд художников, окончивших специализированные художественные отделения университетов и колледжей и привыкших к абстрактному языку научных расчетов, схем и экспериментов. Им была близка идея связи умопостигаемых явлений в предмете художественной деятельности, возможность исследовать и показать предпосылки возникновения творческого замысла, не делая различия между видами искусств: архитектурой, живописью, музыкой, театром.

На зарождение концептуализма повлиял также структурализм, рассматривающий все виды искусства и культуры (от литературы до моды, от архаических мифов до планировки городов) как «тексты», отличающиеся упорядоченностью и закономерностью, которые можно исследовать. Структурализм взял в качестве модели лингвистическую науку, достигшую наибольшей формализованности, подчеркнул знаковость, искусственность всех культурных условностей, интересуясь связями и отношениями между элементарными частями художественного произведения.

Особенно значительны достижения антропологии, которая, опираясь на методы структурной лингвистики, занимается выявлением и изучением скрытых, неосознаваемых закономерностей, лежащих в основе функционирования мифов, искусства, религии. Эти глубинные структуры, определяющие взаимоотношения людей и мира явлений, вещей, соотносятся с многоуровневой организацией языка. ЛевиСтрос именует их бессознательными ментальными структурами, универсальными формами мысли, в которые облекается содержание. Он полагает, что «необходимо и достаточно прийти к бессознательной структуре, лежащей в основе каждого социального установления или обычая, чтобы обрести принцип истолкования действительный и для других установлений и обычае». Структурализм стремится «заглянуть» за поверхность вещей и обнаружить бессознательно принимаемые обществом способы организации культурных явлений. Мишель Фуко определяет их как эпистемы занимающие промежуточную область между философским знанием и научными теориями. Их функции заключаются в придании порядка явлениям культуры. Эпистема более архаична и стабильна, менее доступна научному анализу и предшествует словам, восприятиям и жестам, предназначенным в этом случае для ее выражения с большей или меньшей точностью или успехом.

Начиная с символизма, искусство стало постепенно терять интерес к видимому миру. Авангардизм, следуя этим путем, интересовался скорее сверхчувственным или бессознательным, чем физическими формами вещей. Последние превращались в знаки, символы непостижимых первопринципов или инстинктов. Поэтому он не мог пройти мимо структурализма, пытаясь использовать его принципы, во многом понимаемые упрощенно или метафорически.

Вместе с распространением дизайна, с одной стороны, и телевидения, с другой, постепенно стираются различия между эстетическим и неэстетическим как в материальной, так и в духовной сфере. Границы, отделявшие неискусство от искусства, все больше становятся невидимыми и в немалой степени благодаря усилиям последнего.

Лидер концептуалистов Дж. Кошут, пытаясь фиксировать первый импульс, повлиявший на формирование нового направления, пишет, что к этому его привело наблюдение за зрителями. Люди, воспринимая обыденное окружение, оказывается, получали удовольствие такое же, как и от художественных произведений. Их чувства определялись не произведением искусства, а эстетической идеей, установкой. Концептуализм же занимается изучением и воспроизведением идей об искусстве с помощью идей, выдвигаемых художником. Большой цикл работ Кошута, собственно суммирующий его основополагающие ориентации, так и называется «Искусство как идея, как идея».Но как можно показать эту идею зрителю, ведь она по самой своей природе невидима, а зачастую и невыразима? Кошут вначале попробовал представить художественные идеи с помощью фотографий воды и определений, взятых из словарей. И пошел дальше к производству «абстрактной абстракции, пустоты, всеобщности, времени».

Взаимная отчужденность или безразличие слова и изображения тема классического произведения концептуализма «Один и три стула» Джозефа Кошута. Оно стоит из реального стула, его фотографии и описания слова «стул», переснятого  из толкового словаря. Из текстовой части зритель узнает о предмете и его названии сведения, которые нарушают единственность связи вещи и слова («chair» можно, в частности, перевести как «председатель»). Визуальная часть выглядит не более обязательной. 

В самом деле, эстетическое сознание общества включает в себя целый «корпус» идей о природе и назначении искусства, его функциях, соотношении с другими сферами сознания, «неискусством»: нравственностью, идеологией, политикой, модой. Эти объективно существующие «невидимые» идеи преломляются в индивидуальном сознании каждого зрителя или художника, зачастую неосознанно влияя как на творчество, так и на восприятие. Эстетические взгляды могут носить теоретический характер в трактатах об искусстве, излагаться в дневниках, выступлениях художников или просто в отрывочных замечаниях зрителей.

Концептуалистов интересует процесс создания, а не готовое произведение. Этапы процесса и предпосылки художественного творчества, его структура документируются, воспроизводятся с помощью фотографий, текстов, графиков, диаграмм, даже формул, магнитофонных и видеозаписей, карт, книг. Связь документов ведет к формированию особого воображаемого объекта, «произведения».

Концептуализм ведет свою родословную от кубизма, с его акцентированием идеи, а не физических свойств изображаемого предмета: пепельницы, стакана, веера, стола, бутылки, раковины, скрипки. И конечно. крестным отцом концептуализма Кошут, и не только он, считает Дюшана. Дюшан, как уже упоминалось, вообще проявлял склонность к отрицанию «физической», «ретинальной» живописи, призывая ориентироваться на головное интеллектуальное творчество. Дюшан, считает Кошут, впервые раскрыл «собственную идентичность искусства», изменив фокус подхода к нему, подчеркивая, что для последнего важен не столько анализ его формы, сколько функции. Поворот от внешнего вида вещи к концепции и знаменует начало концептуализма. Существенно меняется и роль художника. Он высказывает суждение об искусстве, закодированное в документации, не в качестве творца, а превращаясь в демонстратора продукта. Скорее всего, он похож на телевизионного ведущего, комментатора, которому не принадлежит сообщаемая им информация. К примеру, Роберт Бэрри в 1 час 36 минут 5 июня 1969 года в НьюЙорке говорит: «Вот все вещи, которые мне известны, но не приходят в голову в данный момент».

В одном случае, как у абстракционистов, желание «объясниться» рождает потребность в написании теоретических текстов, задача которых — восстановить коммуникацию, но только в сфере знаемого, а не воспринимаемого. Многочисленные манифесты различных группировок, в сущности, означают или, лучше сказать, претендуют на роль порождающих творчество сценариев, планов, стратегий, и нет причины не считать их концептуальным искусством. Слово в антиарте должно воссоздать коммуникацию со зрителем. То, что можно считать новым у него, стремление сделать обозримым сам процесс порождения сценария, идеи. Сложность восприятия концептуализма состояла а том, что оно должно было опираться на невидимое, слой знания. Зритель вынужден был ориентироваться не на

предметные, узнаваемые формы, а на их отсутствие. Социальный же круг, знакомый с теорией искусства, был очень узок. Практически концептуализм, по признанию Кошута, оставался творчеством для художников. Причем сложность произведения, семантическая или формальная, не обязательно ведет к теоретическим высказываниям подобного рода. Напротив, чем элементарнее или проще содержание один мазок кисти, или сеть пятен, или те же редимейд Дюшана, тем пространнее объяснение. Минимализм формы соседствует со сложностью теоретических конструкций. Утопическая мечта передать чувство прямо, без посредников, владеющая умами не одного поколения авангардистов до сих пор не умирает.

Значение слова и изображения в культуре было всегда неравноценно. Если изображение отождествлялось с прямым, узнаваемым, непосредственным обращением к эмоциональному, почти не контролируемому опыту коллектива, то слово — со знанием, в конечном счете служащим для управления природными и общественными процессами. Искусство во все времена стремилось к общезначимости своих идеалов и методов, способов выражения. Авангардистские течения все более специализируются, разрывая художественный образ на отдельные составляющие его элементы. Текст и документация несли иллюзию достижения общезначимости и надежду на понимание. Концептуализм соединил уровень абстрактных идей и документов. Антиискусство переняло у лингвистики, социологии, научного знания метод расщепления абстрактных понятий на отдельные проверяемые элементы, пытаясь таким способом решить вопросы эстетики и философии, оперирующих наиболее предельными категориями. Однако известно, что невозможно перевести визуальный образ полностью в научные понятия и определения, гак же как последние выразить до конца в чувственных явлениях.

Концептуализм, как и любое художественное движение был внутренне неоднороден. Метафизическую позицию Кошута разделяли только несколько его единомышленников, сплотившихся вокруг журнала «Art Language» («Искусство — язык»). Большинство же считали, что антиарт может разрабатывать любые идеи, вытекающие из связи искусства с моралью, идеологией, политикой и художественным рынком.  Сол Левит, один из наиболее известных минималистов и концептуалистов, полемизируя с Кошутом, полагает: «Философия работы заключена в ней, последняя не является иллюстрацией системы философии», намекая на суждение теоретика, согласно которому искусство должно быть аналогом философии.

Концептуализм не стремился к созданию новых художественных произведений, считая, что в обществе уже предостаточно традиционных. Исходя из двойного существования объектов — физического и духовного, — они пытались выявить систему идей, знаний, норм, стоящих «за ними» и влияющих на восприятие. Знаемое, но невидимое определяет установку, условия ограничения восприятия, угол преломления. С помощью документации концептуалисты создают контекст, мысленную «раму», направляющую видение и понимание идеи.

Дональд Берджи в 1968 году предъявил концепт под названием «Каменная серия», включающий булыжник и серию документов, где были зафиксированы его вес, плотность, спектрографический анализ, местоположение на карте, данные, полученные с помощью электронного микроскопа и просвечивания в рентгеновских лучах, карты поверхности земли, снятые с различных уровней и проекций, состав минеральных веществ. Концепт демонстрировал несовпадение видимого и невидимого, но знаемого, меняющего восприятие обычного камня. Добровольно устроившись в госпитале, Берджи собрал данные всех своих анализов, позже представил запись своих показаний, сделанных на детекторе лжи, создав концепт собственного тела и духа, видимый сквозь общественные службы и институты. Не заходя так далеко, можно признать, что многочисленные документы, дань, уплачиваемая обществу личностью, фиксируют ее положение в социальном пространстве. Документация показывает взгляд общества на личность как на пункт пересечения различных социальных ролей, каталог различных сведений, ходячий банк информации.

Множество работ концептуалистов посвящено демонстрации связи идеи и восприятия. Жан Диббетс и 1969 году продемонстрировал целую серию концептов «Скорректированная перспектива», В одной работе был показан эллипс, который воспринимался как круг при смене точки зрения. В другой квадрат нарисованный на стене, совмещался с проемом окна, овеществляя  идею различия возможных углов восприятия. Мишель Шоу в концепте «Лестницы» предъявлял девять частей лестницы, сфотографированных в различных ракурсах, доказывая зависимость восприятия от угла зрения. Уже известный Диббетс в «Белой стене» (1971), выставил фотографии 12 пустых квадратов, различающихся степенью освещенности, определяемой величиной выдержки. Изменение физических условий символизирует смену установки. Поэтому концептуализм охотно манипулировал исчезающими природными явлениями: паром, льдом, туманом, закатами и рассветами, солнечными лучами и искусственным светом, росой и дождем, которые должны подчеркнуть «испарение» содержания у искусства, являя его относительность и изменение под влиянием невидимых эстетических норм. Эти концепты, помимо мысли о растворении искусства в жизни, среде, показывают склонность концептуализма фиксировать знаки изменений, процессов, создавать невидимые объекты.

У концептуалистов акцент на изменчивости и доступности материалов, которые можно легко выбросить, соотносится с обшей атмосферой потребительского общества, делающего ставку на постоянную смену товаров, идей, мод, службы, места жительства. Средства массовой информации сформировали установку именно на смену, новизну, быстротечность информации.

Уже дадаизм и сюрреализм стремились свести к нулю ценность самого художественного произведения, лишить его исторически сложившегося высокого престижа Постепенно они пришли к выводу, что «срок службы произведения искусства должен соответствовать жизненному циклу человека, а не претендовать на вневременность».

Художники, стремясь перевести «сырой», необработанный материал в сферу искусства, использовали самые различные материалы, немыслимые ранее в живописи и скульптуре с их ориентацией на «долгоживущие» мрамор, бронзу, мозаику, гранит. В галереях середины 70х годов можно было обнаружить землю, резину, неоновые трубки, графитовую пыль, пену, дерн, лед, булыжники, марлю, отходы текстильного и пластмассового производства, не имеющие ценности.

Концептуалисты остро ощущали власть невидимых, но реальных общественных ограничений, влияющих на сознание, восприятие и поведение, перенося их переживание и словесное воспроизведение в сферу искусства и оформляя в виде контекста. Причем роль мысленной «рамы» может выполнять и обычная картинная рама, слова и документы, шум, молчание, музыка, жара и холод. Акцент на «раме» выявляет наиболее уязвимый момент практики антиискусства. В самом деле, художник стремится выявить идеи, «обитающие» в коллективном сознании. «Рама» выделяет взгляд художника, отсекая иные возможные устремления подобной идеи. Идея и принадлежит художнику, и не является его достоянием. Многие концептуалисты не считали концепты своей собственноетью, почитая их продуктом безличного коллективного сознания.

Дуглас Хьюблер, описывая творческий процесс, замечает что он черпает идеи из окружающего мира, отдавая их обратно преображенными в виде образа. Способ отделения индивидуального видения концепта от общепринятого создание намеренно безликой, нейтральной, анонимной «упаковки», отсекающей эмоциональные и ценностные значения идеи, присущие массовому сознанию. Граница между коллективным и индивидуальным означает различие между эстетическим, неоформленным, как бы бесцельным, разлитым повсюду — в природе, обществе, человеческих отношениях, производственной деятельности, — и художественным, созданным по определенным канонам и правилам, оформленным, несущим определенную цель. Антиискусство балансирует на грани эстетического и художественного (безусловно, это относится только к небольшому числу работ). В отличие от традиционного произведения искусства, именуемого «твердой формой», концептуалисты называют собственные концепты «мягкой», незафиксированной формой. Документация, нося невещественный характер, должна показать, что творчество имеет отношение не к материальному миру, а к сфере идей об искусстве. Документация подчеркивает дематериализацию искусства, сама не обладая никакими художественными достоинствами, растворяясь в нейтральности, невыразительности, анонимности, антиэстетичности. Для концептуализма близка мысль об упразднении границы между художником и зрителем, когда каждый, по мнению Диббетса, должен быть способен репродуцировать его, Диббетса, работы. Документирование осуществляет задачу отделения эстетического от художественного, фиксируя факт появления концепта с точностью до минуты и часа.

Теоретически демократическая направленность концептуализма — стремление разбудить в каждом человеке художника, научив его способам художественного восприятия, видения, — практически ведет к еще большей удаленности его от зрителя. Концептуализм, конечно, и не пытался создать объективный образ действительности, однако последовательно воплощал свое «бесцветнохолодное» видение жизни. Последняя представала как бы охваченной разъедающим и беспристрастным взглядом ученого сквозь сетку схем и моделей, лишающих ее субъективных и эмоциональных оценок. Безличный, имперсональный и анонимный стиль концептуализма — знак его внутренней оппозиции общественным установлениям и господствующему рыночнотоварному отношению к искусству.

Знаком концептуалистского искусства служит географическая карта, ставшая материалом большого числа информационных пьес. Карта со всей очевидностью демонстрирует условность представлений о пространстве и времени, а видимые линии долготы и широты выступают как овеществление идей об искусственности, сделанности мира, в котором мы живем.

Связь коллективного сознания и индивидуального, общезначимых идей и персональных одна из ключевых в концептуальной проблематике. В то же время подчеркивание их взаимодействия воспроизводит в новом качестве извечную проблему авангарда: превращение жизни в подобие искусства или искусства в жизнь. Жизнестроительные идеи служат источником рождения самых экстравагантных и, можно сказать, наиболее удаленных искусства работ.

Дуглас Хьюблер в концепте «42я параллель» (1969) использовал в своих целях систему почтовой связи, «не заинтересованную в искусстве», результат деятельности которой обладает независимым существованием. На географической карте было отобрано 14 городов, расположенных на 42й параллели. Почтовые карточки из города Труро штата Массачусетс посылались в эти города и возвращались отправителям. В качестве документации использовались «чернила на карте», почтовые открытки со штампом. «Дисциплина почтового ведомства освобождает от дальнейших решений, необходимых для осуществления моей роли, — комментирует Хьюблер. Я люблю эту идею за то, что даже когда ем, сплю или играю, работа движется к своему завершению». Здесь абсурдистски показан целый комплекс представлений: традиционная романтическая идеология всемогущества художникадемиурга, меняющего своим творчеством мир (в данном случае заставившего работать в нужном направлении почтовое ведомство), точка зрения, утверждающая независимость существования и влияния на творца порождения собственной фантазии, понимание общественной деятельности как источника генезиса художественного творчества и дифференциации публики. Хьюблер демонстрирует не только адресность художественного объекта, но и стирание различий между художником и зрителем, меняющимися поочередно местами.

 Эта ключевая идея возрождается в многочисленных модификациях. Так, М. Страйдер в пьесе «Уличная работа» (1969) расставила вдоль домов картинные рамы, чтобы привлечь внимание пешеходов к их окружению. Большинство рам было унесено домой, что свидетельствовало о стихийном включении жизни в искусство и существовании последнего по законам среды. Уэйнер, рассматривая аэрозольный баллон с краской в качестве способа демонстрации самопроизвольного зарождения искусства, создает полностью антиэстетичные, анонимные концепты, названия которых говорят сами за себя: «Две минуты живописи, набрызганной прямо на пол из стандартного аэроюльного баллончика», «Побелка, распыленная на поверхности ковра, который разрешено опрыскивать». Ту же цель преследовал Р. Серра, выставив «Забрызганность» (1969) — фотографию куска стены, покрытой потеками грязи. Настойчивое повторение жизнестроительной идеи отражало активность студенческой молодежи, в период контркультуры стремившейся преобразовать жизнь в некое подобие хеппенинга, театрализованного действа.

Концептуализм выявил функциональные соотношения слова и образа видимого и невидимого, знаемого. Их варьирование, сознательное противопоставление и сближение, создание флуктуаций и напряженностей, взаимопереходы, абстрагирование и овеществление превратились в ключевые принципы современной изобразительного творчества. И даже трансавангард или неоэкспрессионизм, внешне похожие на реализм, означают вариант подобного подхода.

Биографии художников